October 23rd, 2009

шутите

(no subject)

Ну а с денюжкой-то как, доктор? Взять, наверное, раз лекарство хорошее?

ббороться с этим очень просто - дав зарплату и соцльготы врачам такие же как у чиновников. просто правда?
Все крики некоторых работников медицины только потому раздаются, что финансовые потоки проходят мимо них. И кричат они их не потому, чтобы всем хорощо было, а только для того чтобы самим в кормушку залезть. Под видом заботы о всех решают свои личные финансовые проблемы.
http://dok-zlo.livejournal.com/474331.html?thread=8259547#t8259547
шутите

(no subject)

Но, как установило следствие, от решения директора единственного в Москве Центра органного донорства во многом зависит, какая больница получит почку, а какая — нет. У одного главврача пациент бесплатный, а у второго — со схожими биологическими показателями, но “крашеный”. Так на сленге именуют состоятельных россиян или иностранцев, обычно граждан Турции или Израиля (в этих странах пересадка запрещена, поэтому основное число пациентов едет оттуда).
“Крашеного” официально ставят в общую очередь, но под русской фамилией, чтобы не бросался в глаза подозрительно короткий срок ожидания органа. “Крашеный” ждет меньше, потому что платит. Главврач получает деньги и по цепочке спускает их: Мининой, она — хирургам, врачам-реаниматологам. Но тем достается совсем чуть-чуть.
Свидетельница Света рассказала следствию о суммах, которые получали в ее отделении за заборы органов. Например, врач-реаниматолог — 500 руб. за каждое изъятие (по другим данным — чуть больше, 100—200 долл.). Дежурной медсестре реанимационного отделения перепадало 500 руб. в месяц, если в этот месяц в ее смену состоялся хотя бы один забор. Хирург Центра органного донорства за каждый выезд на забор органов “зарабатывал” 500 долл.
— В общих чертах система создана такая, — говорят следователи. — В Москве работает фирма, которая организует встречу больных граждан Израиля и Турции, обеспечивает их определение, в частности, в Гематологический научный центр РАМН. Кстати, там делает операции хирург Центра органного донорства Игорь Нестеренко, работает на полставки. Официально посредническая фирма, которая поставляет иностранцев, не имеет договорных отношений с МКЦОД, зато ее менеджер Нина Арзуманян и директор Марина Минина вместе проводят личное время, общаются по телефону. И зависит вся система от того, сколько у них будет почек, — то есть все замыкается на Мининой.


http://www.compromat.ru/page_25600.htm

Рекомендую всем почитать. Фамилии у врачей очень замечательные. И что примечательно, органы изымают только у славян. У иудеев и мусульман их не забирают. Как там в конституции записано? Все равны перед законом?